ФНС обобщила практику судов по разрешению споров, возникающих при госрегистрации компаний и ИП (письмо от 29.04.2021 № КВ-4-14/5987@).

Опубликовано: September 17, 2021

Обзор судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов № 1 (2021).

Содержание
1. Споры о признании недействительными решений об отказе в государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.
1.1. Учитывая конкретные обстоятельства дела, свидетельствующие о несоответствии требованиям действующего законодательства процедуры проведения общего собрания участников Общества, составленного по его результатам протокола от 15.08.2019, имеющееся постановление суда кассационной инстанции, свидетельствующее о недостоверности сведений, подлежащих внесению в ЕГРЮЛ, суды указали, что вывод регистрирующего органа о наличии оснований для принятия оспариваемого решения, предусмотренных подпунктом «ч» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», является правомерным.
1.2. Формулируя вывод о незаконности оспариваемого решения об отказе в государственной регистрации, суд кассационной инстанции исходил из того, что указание в разделе 10 «Реквизиты сторон» договора аренды в качестве юридического адреса Общества адреса, сведения о котором на дату составления договора содержались в ЕГРЮЛ и признаны недостоверными, не может расцениваться как представление документов, содержащих недостоверные сведения, поскольку данный договор был представлен при государственной регистрации в целях подтверждения достоверности сообщаемых сведений о новом адресе юридического лица, сведения о котором содержатся в разделе 1 договора «Предмет договора». Суд кассационной инстанции также отметил, что что до внесения изменений в сведения об адресе, содержащиеся в ЕГРЮЛ, формально отсутствуют основания для указания Обществом иного адреса.
1.3. Из содержания пункта 1 статьи 14, подпункта «х» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», пункта 2 статьи 59 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что в полномочия регистрирующего органа при решении вопроса о государственной регистрации юридических лиц, создаваемых в результате реорганизации, входит проверка соблюдения установленного законом порядка проведения процедуры реорганизации юридического лица, в том числе того, отвечает ли представленный для государственной регистрации передаточный акт положениям статьи 59 Гражданского Кодекса Российской Федерации.
1.4. Поскольку Инспекция вопреки требованиям части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не доказала наличие обстоятельств, являющихся основанием для принятия оспариваемого решения (в частности, недостоверность сведений в документах, представленных для регистрации), суды удовлетворили заявленные Обществом требования о признании незаконным решения об отказе в государственной регистрации. При этом доводы Инспекции со ссылкой на наличие в ЕГРЮЛ записей о недостоверности сведений об адресе Общества и его участнике и наличие в связи с этим оснований для отказа в государственной регистрации изменения сведений о юридическом лице в части состава его участников судом кассационной инстанции были отклонены, поскольку данные обстоятельства не указаны в оспариваемом решении в качестве основания для отказа в государственной регистрации изменения сведений об Обществе. Суд кассационной инстанции также отметил, что Инспекцией не представлены документы, на основании которых были внесены соответствующие записи, а также доказательства, подтверждающие соблюдение установленного пунктом 6 статьи 11 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» порядка внесения в ЕГРЮЛ записей о недостоверности сведений, включенных в ЕГРЮЛ.
1.5. В связи с тем, что указанное в учредительном документе фирменное наименование заявленного к регистрации хозяйственного общества не отвечало требованиям статьи 5 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре Российской Федерации», суды пришли к выводу о наличии в данном случае предусмотренного подпунктом «ж» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» основания для отказа в государственной регистрации юридического лица.
1.6. Положениями подпункта «ч» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» предусмотрено, что отказ в государственной регистрации допускается в случае представления документов, содержащих недостоверные сведения. Отсутствие опыта руководителя в сфере управления организацией в качестве основания для отказа в проведении регистрационных действий не предусмотрено.
1.7. Констатировав, что представленное на государственную регистрацию заявление содержит недостоверные сведения об ОГРНИП индивидуального предпринимателя, суды признали правомерным оспариваемое решение об отказе в государственной регистрации. Суды также отметили, что представление сведений о присвоенном ОГРНИП находилось в пределах контроля заявителя, который не был лишен возможности сообщить достоверные сведения для совершения Инспекцией регистрационных действий. Причины, по которым индивидуальным предпринимателем в заявлении указан недостоверный ОГРНИП, не являются юридически значимыми обстоятельствами для отказа в государственной регистрации регистрации.
1.8. Учитывая, что доводы о несоблюдении досудебного порядка урегулирования спора были заявлены инспекцией при рассмотрении дела судом первой инстанции (пункт 18 Обзора практики применения арбитражными судами положений процессуального законодательства об обязательном досудебном порядке урегулирования спора, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 22.07.2020), а также то обстоятельство, что Управление является самостоятельным лицом, не привлеченным к участию в деле, в отсутствие мнения которого невозможно оценить перспективу досудебного урегулирования спора, суд апелляционной инстанции усмотрел основания для отмены решения суда первой инстанции и оставления заявления без рассмотрения на основании пункта 2 части 1 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
2. Споры о признании недействительными решений о государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.
2.1. Исследовав и оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства в их совокупности и взаимосвязи, с учетом фактических обстоятельств настоящего спора, суды пришли к выводу о том, что у регистрирующего органа имелись основания внести в ЕГРЮЛ запись о недостоверности сведений относительно общества в части сведений о том, что физическое является участником данного общества. При этом суды исходили из того, что физическое лицо самостоятельно подтвердило факт недостоверности содержащихся в ЕГРЮЛ сведений, с учетом того, что эти сведения касались самого физического лица у регистрирующего органа при имеющейся у него компетенции были основания для инициирования проверки достоверности сведений относительно физического лица как участника общества.
2.2. Непредставление регистрирующим органом доказательства того, что в поданном заявлении в соответствии с абзацем первым пункта 1.2. статьи 9 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» подлинность подписи заявителя удостоверена в нотариальном порядке, либо в соответствии с абзацем пятым пункта 1.2. статьи 9 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» электронные документы подписаны усиленной квалифицированной электронной подписью заявителя, явилось основанием для признания судами апелляционной и кассационной инстанций оспариваемого решения о государственной регистрации незаконным.
2.3. Процессуальный закон не связывает исчисление срока на обращение в суд с моментом завершения сбора лицом доказательств, необходимых, по его мнению, для судебной защиты его интересов.
2.4. Установив, что статус индивидуального предпринимателя присвоен физическому лицу при отсутствии его прямого, добровольного волеизъявления на осуществление деятельности, получение от нее дохода и намерения уплачивать налоги, суды констатировали незаконность оспариваемого решения о государственной регистрации.

3. Иные споры с участием регистрирующих органов.

3.1. Сославшись на то, что в рассматриваемом случае принятие регистрирующим органом в порядке статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» решения об исключении Общества из ЕГРЮЛ предопределяет прекращение производства по судебному делу о взыскании долга на основании пункта 5 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, что не гарантирует эффективную защиту прав заявителя как кредитора Общества, Верховный Суд Российской Федерации отменил судебные акты нижестоящих инстанций, которыми было признано правомерным исключение Общества из ЕГРЮЛ, и направил дело на новое рассмотрение.
3.2. Предоставление документов для государственной регистрации через территориальные налоговые органы, входящих в одну систему органов исполнительной власти с регистрирующим органом, нормами Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» не предусмотрено.
3.3. Признавая ошибочными выводы судов об отсутствии оснований для удовлетворения иска об обязании изменить фирменное юридического лица (общество «РОСГОССЕРВИС»), суд кассационной инстанции исходил из того, что, по существу, выводы судов основаны только на анализе словесного элемента «РОС», без учета иных названных элементов фирменного наименования, и прежде всего, словесного элемента «ГОС». Суды не оценили с позиции среднего потребителя и не устанавливали, способно ли данное сочетание слов в совокупности привести к качественно иному восприятию спорного обозначения, способного вызывать ассоциации со словом «Россия» и оказанием государственных услуг от имени Российской Федерации. При этом суд кассационной инстанции отметил, что наличие отраженного в уставе общества девиза, раскрывающего существо используемой им аббревиатуры «РОС», каким его понимает само общество (его учредители), еще не означает, что потребители воспринимают фирменное наименование именно в таком смысловом значении.

1. Споры о признании недействительными решений об отказе в государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.
1.1. Учитывая конкретные обстоятельства дела, свидетельствующие о несоответствии требованиям действующего законодательства процедуры проведения общего собрания участников Общества, составленного по его результатам протокола от 15.08.2019, имеющееся постановление суда кассационной инстанции, свидетельствующее о недостоверности сведений, подлежащих внесению в ЕГРЮЛ, суды указали, что вывод регистрирующего органа о наличии оснований для принятия оспариваемого решения, предусмотренных подпунктом «ч» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», является правомерным.
По делу № А03-4619/2020 Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением к Инспекции о признании незаконным и отмене решения от 29.11.2019 № 20240А об отказе в государственной регистрации изменений, касающихся сведений о юридическом лице, не связанных с внесением изменений в учредительные документы.
Решением от 23.07.2020 Арбитражного суда Алтайского края, оставленным без изменения постановлением от 30.11.2020 Седьмого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении требований Общества отказано.
Общество, не согласившись с принятыми по делу судебными актами, обратилось с кассационной жалобой, так как считает, что они приняты с нарушением норм материального и процессуального права, при неполном выяснении обстоятельств дела, несоответствии выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просило отменить решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.
Суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения кассационной жалобы.
Из материалов дела следует, что 24.10.2019 в Инспекцию поступило заявление о внесении изменений в сведения о юридическим лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) по форме № Р14001 (о внесении изменений в сведения об адресе Общества; внесение сведений о прекращении участия В.В.В., В.Т.К., С.Ж.В.) вх. № 20240А с приложением протокола № 2/19 внеочередного общего собрания участников Общества от 15.08.2019, решения от 25.02.2019 Арбитражного суда Алтайского края по делу № А03-13729/2016, постановления от 02.07.2019 Седьмого арбитражного апелляционного суда, договора субаренды нежилого помещения от 15.08.2019, письма о предоставлении документов от 24.10.2019, сопроводительного письма от 24.10.2019.
Согласно протоколу № 2/19 внеочередного общего собрания участников Общества от 15.08.2019 на повестке дня указаны следующие вопросы: внесение изменений в ЕГРЮЛ сведений о доли, принадлежащей Обществу; изменение местонахождения Общества. Для справки указано следующее: «решением Арбитражного суда Алтайского края от 25.02.2019 по делу № А03-13729/2016, оставленным без изменения Постановлением Седьмого апелляционного арбитражного суда от 02.07.2019 года, установлено, что доли С.Ж.В., В.Т.К. и В.В.В. не оплачены. При принятии решения по первому вопросу участники Общества пришли к выводу о том, что доли С.Ж.В., В.Т.К. и В.В.В. не оплачены». По второму вопросу решили изменить местонахождение Общества на адрес: 656015, Алтайский край, г. Барнаул, пр. Социалистический, 109, офис 302А.
В соответствии со сведениями, содержимся в ЕГРЮЛ, участниками Общества с 26.04.2016 по настоящее время являются физические лица: — В.В.В. — 1 875 руб. (12,5%); — В.Т.К. — 1 875 руб. (12,5%); — Л.Д.П. — 6 000 руб. (40%); — С.Ж.В. — 3 750 руб. (25%); — Т.Ю.В. — 1 500 руб. (10%).
29.11.2019 регистрирующим органом на основании подпункта «ч» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее – Закон № 129-ФЗ) принято решение № 20240А об отказе в государственной регистрации изменений сведений о юридическом лице, содержащихся в ЕГРЮЛ.
Из материалов дела следует и судами установлено, что основанием для отказа в государственной регистрации по представленному пакету документов, послужило то, что Обществом в регистрирующий орган представлены документы в связи с прекращением прав на долю в Общества С.Ж.В., В.Т.К. и В.В.В. В качестве документа, подтверждающего основания перехода к Обществу доли или части доли представлен протокол № 2/19 внеочередного общего собрания участников от 15.08.2019 со ссылкой на решение от 25.02.2019 Арбитражного суда Алтайского края по делу № А03-13729/2016. Однако, Арбитражным судом Западно-Сибирского округа данный вывод признан ошибочным. В связи с этим, регистрирующий орган сделал вывод о том, что представленное для государственной регистрации заявление по форме № Р14001 содержит недостоверные сведения, что в соответствии с подпунктом «ч» пункта 1 статьи 23 Закона № 129-ФЗ является основанием для отказа в государственной регистрации.
На основании пункта 1 статьи 16 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон № 14-ФЗ) каждый учредитель общества должен оплатить полностью свою долю в уставном капитале общества в течение срока, который определен договором об учреждении общества или в случае учреждения общества одним лицом решением об учреждении общества. Срок такой оплаты не может превышать четыре месяца с момента государственной регистрации общества. При этом доля каждого учредителя общества может быть оплачена по цене не ниже ее номинальной стоимости.
Согласно пункту 3 статьи 16 Закона № 14-ФЗ в случае неполной оплаты доли в уставном капитале общества в течение срока, определяемого в соответствии с пунктом 1 данной статьи, неоплаченная часть доли переходит к обществу. Такая часть доли должна быть реализована обществом в порядке и в сроки, которые установлены статьей 24 данного Федерального закона.
В соответствии с пунктом 6 статьи 24 Закона № 14-ФЗ орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, должен быть извещен о состоявшемся переходе к обществу доли или части доли в уставном капитале общества не позднее чем в течение месяца со дня перехода к обществу доли или части доли путем направления заявления о внесении соответствующих изменений в единый государственный реестр юридических лиц и документа, подтверждающего основания перехода к обществу доли или части доли. В случае, если в течение указанного срока доля или часть доли будет распределена, продана или погашена, орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, извещается обществом путем направления заявления о внесении соответствующих изменений в единый государственный реестр юридических лиц и документов, подтверждающих основания перехода к обществу доли или части доли, а также их последующих распределения, продажи или погашения. Документы для государственной регистрации предусмотренных данной статьей изменений, а при продаже доли или части доли также документы, подтверждающие оплату доли или части доли в уставном капитале общества, должны быть представлены в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, в течение месяца со дня принятия решения о распределении доли или части доли между всеми участниками общества, об их оплате приобретателем либо о погашении.
При этом, из материалов дела следует, что на момент принятия решения от 29.11.2019 № 20240А об отказе в государственной регистрации, Арбитражным судом Западно-Сибирского округа вынесено постановление по делу № А03-13729/2016, согласно которому кассационная инстанция посчитала обоснованным довод заявителя кассационной жалобы о том, что суды первой и апелляционной инстанций без достаточных оснований пришли к выводу о том, что С.Ж.В. является ненадлежащим истцом, поскольку при разрешении возникшего по прошествии значительного периода времени с момента создания общества спора о наличии у С.Ж.В. статуса участника Общества в качестве доказательств, подтверждающих (опровергающих) это обстоятельство, могли быть приняты не только платежные документы о внесении вклада, но и иные свидетельства, в том числе характеризующие отношения С.Ж.В., статус которой поставлен под сомнение, с другими участниками общества, поведение самого истца по осуществлению корпоративных прав, а также действия Общества в отношении доли.
Таким образом, суд кассационной инстанции вывод, указанный в протоколе № 2/19 внеочередного общего собрания участников Общества от 15.08.2019, признал ошибочным.
Судами правильно указано, что в силу пункта 10.9 Устава Общества решение принимается общим собранием большинством голосов от общего числа голосов участников Общества.
При этом, суды установили, что согласно протоколу № 2/19 внеочередного общего собрания участников Общества от 15.08.2019, предоставленному в регистрирующий орган, на собрании присутствовали 2 участника из 5, их доля участия составляет 50%, то есть решение принято с нарушением положений пункта 10.9 Устава.
Судами правомерно отмечено, что необходимым условием государственной регистрации является не только представление полного перечня документов, предусмотренного Законом № 129-ФЗ, но и достоверность сведений, подлежащих внесению в ЕГРЮЛ.
Учитывая вышеизложенные обстоятельства, свидетельствующие о несоответствии требованиям действующего законодательства процедуры проведения общего собрания участников Общества (в частности, отсутствие кворума, предусмотренного положениями пункта 8 статьи 37 Закона № 14-ФЗ, пункта 10.9 Устава Общества, для принятия решений общим собранием участников Общества), составленного по его результатам протокола от 15.08.2019, имеющееся постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа, принятого в рамках дела № А03-13729/2016 Арбитражного суда Алтайского края и свидетельствующее о недостоверности сведений, подлежащих внесению в ЕГРЮЛ, суды обоснованно указали, что вывод регистрирующего органа о наличии оснований для принятия оспариваемого решения, предусмотренных подпунктом «ч» пункта 1 статьи 23 Закона № 129-ФЗ, является правомерным.

1.2. Формулируя вывод о незаконности оспариваемого решения об отказе в государственной регистрации, суд кассационной инстанции исходил из того, что указание в разделе 10 «Реквизиты сторон» договора аренды в качестве юридического адреса Общества адреса, сведения о котором на дату составления договора содержались в ЕГРЮЛ и признаны недостоверными, не может расцениваться как представление документов, содержащих недостоверные сведения, поскольку данный договор был представлен при государственной регистрации в целях подтверждения достоверности сообщаемых сведений о новом адресе юридического лица, сведения о котором содержатся в разделе 1 договора «Предмет договора». Суд кассационной инстанции также отметил, что что до внесения изменений в сведения об адресе, содержащиеся в ЕГРЮЛ, формально отсутствуют основания для указания Обществом иного адреса.
По делу № А13-1293/2020 Общество обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с заявлением о признании незаконными решения Инспекции от 31.07.2019 № 11425А об отказе в государственной регистрации, а также от 31.10.2019 по жалобе Общества; обязании Инспекции зарегистрировать изменение адреса Общества.
Решением от 16.06.2020 в удовлетворении требований Общества отказано.
Постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.08.2020 данное решение оставлено без изменения.
Общество в кассационной жалобе просило отменить названные судебные акты, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права.
Суд кассационной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для отмены обжалуемых судебных актов.
Как следует из материалов дела, Общество зарегистрировано в качестве юридического лица 07.08.2017.
22.12.2017 в Единый государственный реестр юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) внесены следующие сведения об адресе (месте нахождения) Общества: 150030, Ярославская обл., г. Ярославль, пр. Фрунзе, д. 2, кв. 127.
15.01.2019 в ЕГРЮЛ внесена запись о недостоверности сведений об адресе (месте нахождения) юридического лица.
Единственным участником Общества принято решение от 21.05.2019 № 5 об изменении места нахождения Общества на следующее: 160009, г. Вологда, Предтеченская ул., д. 87, оф. 204.
31.05.2019 в ЕГРЮЛ внесены сведения о принятии юридическим лицом решения об изменении места нахождения.
Общество 24.07.2019 обратилось в регистрирующий орган с заявлением о государственной регистрации изменений в сведения о юридическом лице в части адреса, приложив в подтверждение места нахождения Общества договор от 18.02.2019 аренды нежилого помещения по адресу: г. Вологда, Предтеченская ул., д. 87, оф. 204. При этом в разделе 10 договора «реквизиты сторон» указан адрес Общества в г. Ярославле.
Решением Инспекции от 31.07.2019 № 11425А отказано в государственной регистрации изменений в сведения о юридическом лице на основании «р»consultantplus://offline/ref=86C9545F8F5B239A0DF12F84AF541AE60940FF816AACC732FCBE51BE28BC1FB91433542C071B31F2DC4EA14AD394749B1AD22B0D52Z8h5I, «ч» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон о государственной регистрации), поскольку в пункте 10 договора аренды «Реквизиты сторон» указаны недостоверные сведения об адресе арендатора, при проведении Инспекцией N 11 проверочных мероприятий по адресу, сведения о котором заявитель просит внести в ЕГРЮЛ, установлено отсутствие по названному адресу постоянно действующего органа юридического лица.
Решением Управления от 31.10.2019 жалоба Общества оставлена без удовлетворения, поскольку в представленном для государственной регистрации договоре аренды содержатся недостоверные сведения об адресе места нахождения Общества. При этом указано на необоснованность решения от 31.07.2019 № 11425А в части отказа на основании подпункта «р» пункта 1 статьи 23 Закона о государственной регистрации, поскольку протоколами от 28.06.2019 и 26.07.2019 осмотров помещения, проведенных Инспекцией, не подтверждена объективная невозможность использования спорного помещения для размещения постоянно действующего исполнительного органа Общества, а также не представлены документы, свидетельствующие о невозможности осуществления обратной связи с Обществом по данному адресу.
Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, положения Закона о государственной регистрации, в соответствии с которыми регистрирующий орган вносит в единый государственный реестр юридических лиц запись о недостоверности содержащихся в реестре сведений о юридическом лице, направлены в том числе на обеспечение достоверности сведений, содержащихся в едином государственном реестре юридических лиц, поддержание доверия к этим сведениям со стороны третьих лиц и тем самым — на обеспечение стабильности гражданского оборота, в котором участвуют лишь юридические лица, обладающие правоспособностью, которая возникает с момента внесения в реестр сведений о создании юридического лица и прекращается в момент внесения в указанный реестр сведений о прекращении юридического лица.
Юридические лица, в отношении которых в ЕГРЮЛ внесена запись о недостоверности сведений, содержащихся в реестре, как добросовестные участники гражданского оборота должны в кратчайшие сроки принять меры к приведению содержащихся в ЕГРЮЛ сведений в соответствие с действительностью, сообщить регистрирующему органу сведения или представить документы в целях подтверждения достоверности содержащихся в реестре сведений либо для внесения в реестр достоверных сведений взамен признанных недостоверными.
Общество в целях исправления сведений о нем, содержащихся в ЕГРЮЛ, в отношении которых внесена запись о недостоверности, представило в Инспекцию заявление с приложением договора аренды в подтверждение нахождения Общества по адресу, сведения о котором заявитель просил внести в ЕГРЮЛ.
Необоснованность отказа регистрирующего органа по причине недостоверности представленных сведений об адресе Общества была признана Управлением; недостоверность данных сведений не установлена судами. Фактическое отсутствие в арендуемом помещении постоянно действующего исполнительного органа либо сотрудников Общества, невозможность использования помещения для размещения постоянно действующего органа и осуществления связи с Обществом по данному адресу регистрирующим органом не доказаны, что отмечено в решении Управления от 31.10.2019 по жалобе Общества.
Таким образом, приложенный Обществом к заявлению договор аренды подтверждал достоверность сведений об адресе Общества, которые оно просило внести в реестр.
Указание в разделе 10 «Реквизиты сторон» договора аренды в качестве юридического адреса Общества адреса, сведения о котором на дату составления договора содержались в ЕГРЮЛ и признаны недостоверными, не может расцениваться как представление документов, содержащих недостоверные сведения, поскольку данный договор был представлен при государственной регистрации в целях подтверждения достоверности сообщаемых сведений о новом адресе юридического лица, сведения о котором содержатся в разделе 1 договора «Предмет договора».
Необходимо отметить, что до внесения изменений в сведения об адресе, содержащиеся в ЕГРЮЛ, формально отсутствуют основания для указания Обществом иного адреса.
При таком положении в результате отказа регистрирующего органа в государственной регистрации изменений сведений об адресе Общества по мотиву указания в договоре недостоверных сведений о реквизитах Общества фактически создаются препятствия для внесения в ЕГРЮЛ достоверных сведений об адресе Общества, сохраняется риск исключения из ЕГРЮЛ сведений об Обществе как юридическом лице, при том что Общество приняло зависящие от него меры для внесения в реестр достоверных сведений о нем.
С учетом изложенного вывод судов о законности оспариваемых решений нельзя признать соответствующим обстоятельствам спора и положениям законодательства, в связи с чем обжалуемые судебные акты подлежат отмене. Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами верно, однако судами неправильно применены нормы права, суд кассационной инстанции в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации полномочен, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт об удовлетворении требований Общества.

1.3. Из содержания пункта 1 статьи 14, подпункта «х» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», пункта 2 статьи 59 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что в полномочия регистрирующего органа при решении вопроса о государственной регистрации юридических лиц, создаваемых в результате реорганизации, входит проверка соблюдения установленного законом порядка проведения процедуры реорганизации юридического лица, в том числе того, отвечает ли представленный для государственной регистрации передаточный акт положениям статьи 59 Гражданского Кодекса Российской Федерации.
По делу № А59-662/2020 Г.Е.В. обратилась в Арбитражный суд Сахалинской области с заявлением о признании незаконным решения инспекции от 26.12.2019 № 7236А об отказе в государственной регистрации юридического лица ООО «С.»; возложении обязанности в течение пяти дней с момента вступления судебного акта в законную силу осуществить государственную регистрацию юридического лица.
Решением Арбитражного суда Сахалинской области от 20.08.2020 заявленные Г.Е.В. требования удовлетворены. Суд признал незаконным решение инспекции от 26.12.2019 № 7236А об отказе в государственной регистрации юридического лица ООО «С.» и обязал инспекцию в течение двадцати дней с момента вступления решения в законную силу осуществить государственную регистрацию юридического лица ООО «С.».
Пятый арбитражный апелляционный суд постановлением от 04.12.2020 решение суда первой инстанции отменил, в удовлетворении заявленных требований отказал.
Г.Е.В., воспользовавшись правом на кассационное обжалование принятых по делу судебных актов, указывая в жалобе на неправильное применение судом апелляционной инстанции норм материального права и несоответствие выводов апелляционного суда фактическим обстоятельствам дела и установленным по делу доказательствам, просила Арбитражный суд Дальневосточного округа постановление от 04.12.2020 отменить, решение суда первой инстанции от 20.08.2020 оставить в силе.
Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемого судебного акта.
Как следует из материалов дела, решением общего собрания участников ООО «Б. 1», оформленного протоколом общего собрания участников от 02.08.2019 № 02-07/19, принято решение о реорганизации ООО «Б. 1» в форме разделения на ООО «Б.» — участники М.А.О. 50% и М.О.А. 50% от уставного капитала общества и ООО «С.» — единственный участник Г.Е.В. 100% уставного капитала общества.
20.08.2019 в Единый государственный реестр юридических лиц была внесена запись о начале процедуры реорганизации юридического лица в форме разделения.
19.12.2019 по истечении трехмесячного срока с даты внесения записи о начале процедуры реорганизации ООО «Б. 1» в инспекцию подано заявление о государственной регистрации ООО «С.», создаваемого путем реорганизации ООО «Б. 1».
Решением инспекции от 26.12.2019 № 7236А в государственной регистрации ООО «С.» в соответствии с подпунктом «ч» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Федеральный закон № 129-ФЗ) отказано.
Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные Г.Е.В. требования, пришел к выводу о том, что у инспекции отсутствовали предусмотренные пунктом 1 части 23 Федерального закона № 129-ФЗ основания для отказа в государственной регистрации в связи с тем, что регистрирующий орган по общему правилу не уполномочен проверять содержание учредительных документов юридического лица на соответствие их закону, в том числе при его реорганизации, кроме того указал, что решение инспекции не мотивировано и не содержит сведений об обстоятельствах, подтверждающих недостоверность сведений, представленных в разделительном балансе.
Суд апелляционной инстанции при повторном рассмотрении дела в порядке главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) отменил решение суда первой инстанции и отказал в удовлетворении заявленных требований.
Согласно подпункту «д» пункта 1 статьи 14 Федерального закона № 129-ФЗ в случае реорганизации юридического лица в форме разделения или выделения составляется передаточный акт, в котором отражается информация об активах и обязательствах реорганизуемого юридического лица. Наличие данного документа является обязательным для проведения процедуры реорганизации.
В силу положений пункта 3 статьи 58 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) при разделении юридического лица его права и обязанности переходят к вновь возникшим юридическим лицам в соответствии с передаточным актом.
Передаточный акт должен содержать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизованного юридического лица в отношении всех его кредиторов и должников, включая обязательства, оспариваемые сторонами, а также порядок определения правопреемства в связи с изменением вида, состава, стоимости имущества, возникновением, изменением, прекращением прав и обязанностей реорганизуемого юридического лица, которые могут произойти после даты, на которую составлен передаточный акт (пункт 1 статьи 59 ГК РФ).
Передаточный акт утверждается учредителями (участниками) юридического лица или органом, принявшим решение о реорганизации юридического лица, и представляется вместе с учредительными документами для государственной регистрации юридических лиц, создаваемых в результате реорганизации, или внесения изменений в учредительные документы существующих юридических лиц (абзац 1 пункта 2 статьи 59 ГК РФ).
Если передаточный акт не позволяет определить правопреемника по обязательству юридического лица, а также если из передаточного акта или иных обстоятельств следует, что при реорганизации недобросовестно распределены активы и обязательства реорганизуемых юридических лиц, что привело к существенному нарушению интересов кредиторов, реорганизованное юридическое лицо и созданные в результате реорганизации юридические лица несут солидарную ответственность по такому обязательству (пункт 5 статьи 60 ГК РФ).
Непредставление вместе с учредительными документами передаточного акта, отсутствие в нем положений о правопреемстве по всем обязательствам реорганизованного юридического лица влекут отказ в государственной регистрации юридических лиц, создаваемых в результате реорганизации (абзац 2 пункта 2 статьи 59 ГК РФ).
В силу пункта 1 статьи 23 Федерального закона № 129-ФЗ основаниями для отказа в государственной регистрации являются непредставление заявителем определенных данным Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов; несоблюдение установленного законодательством Российской Федерации порядка проведения процедуры ликвидации или реорганизации юридического лица, а также иных требований, установленных данных Федеральным законом в качестве обязательных для осуществления.


С уважением, команда проекта egrul24.info
Получить полный отчет по