ВС допустил банкротство по «преступным» долгам

Опубликовано: September 17, 2021

Алена Брижатая вместе со знакомыми открыла в Чувашии подпольное казино. Но об этом узнали правоохранители. Всех участников преступной группы осудили по ст. 171.2 УК («Незаконные организация и проведение азартных игр»), а затем прокуратура подала иск о взыскании дохода от казино. В итоге с 11 организаторов (в их числе была и Брижатая) солидарно взыскали 398 млн руб., из них 338 млн руб. – сумма преступного дохода (дело № 2-3113/2017).

Брижатая решила обанкротиться. Но АС Чувашской Республики обратил внимание на то, что задолженность возникла в связи с совершением преступления, а такой долг не может учитываться при определении признаков банкротства. Заявление Брижатой суд признал необоснованным, а производство по делу № А79-4079/2019 прекратил. Такого же мнения оказалась апелляция.

Кассация поддержала решение прекратить дело, но объяснила иначе. Она указала, что должник вправе обратиться с заявлением о собственном банкротстве независимо от правовой природы долга. Но АС Волго-Вятского округа подчеркнул, что цель института банкротства физлиц – социальная реабилитация граждан. Списание долгов помогает избавиться от обязательств, которые гражданин не в состоянии погасить.

Процедура банкротства не предназначена для необоснованного ухода от ответственности и прекращения долговых обязательств. А задолженность Брижатой образовалась в результате ее противоправных действий, определила первая кассация.

Кассация указала, что от долга не освободят, поэтому процедура не поможет выйти из кризисной ситуации.

Осужденная не согласилась с решениями и пожаловалась в Верховный суд. В кассационной жалобе она указывала, что 398 млн руб. – это не финансовая санкция. Эти деньги взыскали в порядке ст. 169 Гражданского кодекса («Недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка или нравственности»). То есть ее долг можно учитывать при определении признаков банкротства. Жалобу изучила судья ВС Ирина Букина и передала ее вместе с делом на рассмотрение экономколлегии.

13 мая дело рассмотрела тройка судей ВС под председательством Ирины Букиной. На заседание пришли сама Брижатая и ее представитель Валерия Николаева. «В рамках уголовного дела я уже понесла наказание», – заявила Брижатая. Николаева подтвердила, что ее доверительницу приговорили к реальному лишению свободы и она уже отбыла срок. Представитель объяснила, что характер преступления (об организации азартных игр) не предусматривает причинения ущерба. Суд общей юрисдикции признал правоотношения между организаторами игорной зоны и теми, кто посещал подпольное казино, гражданско-правовыми и перевел их в плоскость сделок. «Арбитражные суды незаконно вновь переходят с гражданско-правовых отношений в плоскость санкций», – отметила юрист.

Тогда председательствующая в процессе поинтересовалась, почему Брижатая вообще решила пойти таким путем и обанкротиться. «Нет реальной возможности, средств и имущества, чтобы выплатить долг», – объяснила Николаева.

– То есть цель – освободиться от долга? Вы полагаете, что ваша доверительница будет освобождена от долгов? – спросила другая судья ВС Галина Кирейкова.

– Мы хотим, чтобы была освобождена, – ответила Николаева.

Тогда Кирейкова поинтересовалась, оценивал ли адвокат шансы списания долгов с Брижатой. Николаева ответила, что не может делать выводы за суд. После этого Букина спросила у самой Брижатой, почему она решила, что по итогам банкротства ее освободят от обязательств.

– Потому что сумма неподъемная, – ответила Брижатая.

– Закон не связывает освобождение от обязательств с большими суммами долга, он оценивает поведение лица и причины образования долга, – отметила Кирейкова.

Судья напомнила, что вопрос о списании долгов решается в конце процедуры, и если должницу не освободят от обязательств, то ее ждут дополнительные расходы и ограничения.

– У вас нет желания отказаться от жалобы? – уточнила председательствующая.

После этого Николаева попросила объявить перерыв, чтобы согласовать позицию с доверителем. Спустя 15 минут заседание продолжилось. Брижатая заявила, что все-таки поддерживает свою жалобу. «Другого выхода из ситуации я не вижу», – сказала она. После этого тройка удалилась в совещательную комнату. А выйдя из нее, Букина озвучила решение коллегии: акты трех инстанций отменить, а дело вернуть в первую инстанцию.

ВС еще ни разу не рассматривал подобные споры, говорит Тимур Баязитов, ведущий юрист ПБ "Олевинский, Буюкян и партнеры". По его мнению, в мотивировочной части СКЭС укажет не заострять особое внимание на преступлении. Ст. 169 ГК («Недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка или нравственности») хоть и предусматривает санкцию в виде взыскания всего полученного по сделке в доход государства, но не является санкцией в публично-правовом смысле, а лишь специальным последствием недействительности ничтожной сделки, поясняет Баязитов. Как следствие, такая задолженность должна учитываться при определении наличия признаков банкротства у должника.

Ольга Бенедская, советник КА "Муранов, Черняков и партнеры", убеждена, что должник может обратиться с заявлением о собственном банкротстве независимо от размера обязательств и их правовой природы. Но, как подчеркивает эксперт, институт банкротства – это экстраординарный способ освобождения от долгов, который не предназначен для необоснованного ухода от ответственности (на это указал ВС в деле № А72-18110/2016). То есть, заключила Бенедская, незаконность действий заявителя не может повлечь прекращения производства по делу о банкротстве, но будет поводом отказать в списании долгов.


С уважением, команда проекта egrul24.info
Получить полный отчет по контрагентам вы всегда можете на нашем сайте https://egrul24.info/
Получить полный отчет по объектам недвижимости вы можете на нашем сайте
https://egrn365.online/